Если меню слева не видно, выйдите на главную страницу

Любовная магия: вопрос исходных материалов

При словах «любовная магия» большинство представляет себе привороты (со всеми сопутствующими страшилками про отнятие воли), и на этом фантазия заканчивается. На деле же к магии любви относится много что – это и повышение собственной привлекательности для всех лиц противоположного пола вообще и конкретного человека в частности, и привлечение в свою жизнь кого-то, с кем отношения возможны. В старых гримуарах большая часть любовных заклинаний от лица мужчины вообще посвящена не тому, чтобы идти по жизни рука об руку, а тому, чтобы сломить сопротивление и сделать так, чтобы предмет вожделений, наконец, дал: получить в постель конкретную женщину тогда было задачей несколько более сложной, чем сейчас.

Девичьи же заклинания направлены были на то, чтобы некто конкретный (а не абы кто) «присох» и женился – и тут нужно учитывать, что брак заключался на всю жизнь и подождать, пока объект вожделений дозреет до решения сам, а не женится (на всю жизнь) на ком-то другом, не всегда было возможно.

За всеми этими заклинаниями и ритуалами стояла потребность в чем-то конкретном, все остальное человек, предположительно, доделать должен был своими руками, если с полученным предполагалось как-то жить дальше. В некоторых старых сказках иногда описывается это «долго и счастливо», и можно заметить, что оно сильно отличается от представлений среднего современного человека, живущего в относительном благополучии. «Долго и счастливо» описывалось как «сытно, без войн, дети здоровые, оба дожили до старости». Никакого духовного совершенствования рука об руку и до гробовой доски не подразумевалось: предполагалось, что все сверх удачно сложившихся обстоятельств – задача самих людей; волшебство нужно было чаще всего, чтобы преодолеть какие-то внешние обстоятельства, разделяющие их (так же как Золушке фея-крестная дала исключительно платье и карету, отделяющую ее от бала: все остальное у нее было – и благородное происхождение, и красота, и умение разговаривать с принцем, и умение танцевать). Но исходно эти отношения были возможны – все, что делает волшебство в этом случае, так это подчеркивает уже имеющееся в наличии, убирая преграды и давая некоторые преимущества. Это не было наколдовывание «красивого, умного, богатого, прекрасного в постели, талантливого, заботливого, любящего, вежливого, внимательного, чтобы детей любил, романтичного, умеющего красиво говорить, согласного ездить со мной к маме и чтобы ему не нравились другие женщины», а средний запрос на поиск партнера звучит примерно так (пишу про женщин, но и у мужчин тоже немаленький список).

Кроме того, в старину, если девица ворожила конкретного возлюбленного, она закладывалась на всю жизнь с этим самым возлюбленным, не собираясь никуда из этих отношений уходить впоследствии; нужно ей было, кроме всего прочего, чтобы в замужестве, не имея возможности развестись, она не рисковала влачить тоскливое существование, пока ее мужчина будет пользоваться свободой направо и налево. Нынешние же девы, желая приворота, с одной стороны, ждут, чтоб классически «сох и тосковал только по ней одной», но при этом, несмотря на всю декларируемую готовность быть вместе до гробовой доски, всерьез этот вариант не рассматривают: подсознательно они все равно верят, что будут вольны уйти в любой момент. Но вот незадача: привязанное с одной стороны привязывается и с другой, и невозможно воспользоваться демократическими свободами, посадив одну сторону на поводок.

Так что всякий раз в любовной магии, как и в любом магическом действе, мы работаем с чем-то конкретным и рассчитываем, если эффект предполагается не разовый, что дальше мы с этим готовы жить. Никто не колдует «все и сразу и желательно завтра».

Если мужчина ворожил какую-нибудь несговорчивую девицу, то целью было подавление внутренних блоков и снятие барьеров. Такое работает, если человек действительно вызывает желание, которое подавляется из-за наличия внутренних запретов. А стало быть, человеку нужно этой привлекательностью обладать – или иметь набор других качеств, которые можно было бы выдвинуть на первый план, подчеркнув магической иллюзией, и которые заретушировали бы в глазах предмета вожделений непривлекательность чисто физическую, а еще лучше - найти слабые места в «обороне» желаемого объекта (например, склонность к эмоциональной зависимости) и направить действие конкретно на эти места.

Магия, нацеленная на общую привлекательность в глазах противоположного пола, подчеркивает какие-то выгодные черты, загоняя в тень все остальное. Ворожба «чтоб конкретный молодец думал, грезил, есть и спать без нее не мог» подразумевает, что девушке есть чем козырнуть и нужно только слепить на этой основе нужный образ. Но это не создание красоты из ничего, или, выражаясь по-народному, из говна конфетки.

Вообще неспроста говорят, что настоящую любовь приворотом со стороны не порушить: не удастся наложить постороннее воздействие на искренний, неподдельный интерес.

Часто люди, жаждущие любовной магии (или опасающиеся воздействия извне), имеют в виду приворот из серии «стукнули по голове и увели». О нем ходит множество мифов и впечатляющих историй «Я открыла дверь, а он вернулся, стоит на коленях и с цветами», множество страшилок, на эту тему любят рассуждать эзотерические девы, придерживаясь невнятной позиции «человек должен выбирать сам».

Если присмотреться к подобным историям, то становится ясно, что обычно ситуации «пришла и увела из стойла» (чаще этим занимаются все же женщины в борьбе за ресурс) выглядят одинаково: в одной вершине треугольника – женщина, не уверенная, может ли она, имеет ли право («хочу ли я, могу ли я…»), в другой – женщина, уверенная в том, что этот мужчина ей нужен и ему с ней будет хорошо («могу и имею право»), в третьей – мужчина, который не может определиться («пусть само решится»), которого, по большому счету, устраивает наличие выбора, и даже если он потом мечется, все это метания из серии «он как бы решил уйти», «он как бы решил остаться», с ключевым словом «как бы».

Поэтому, когда говорят о приворотах, имеют в виду подавление чужой воли, но забывают, что приворот не лишает воли, просто сделанный криво может лишить желания что-то делать вообще (в том числе и ходить на сторону, что и было целью) и отключает критичность восприятия. Но это не лишение воли. На твердо решившего, сделавшего выбор, склонного к наблюдению за внутренними процессами человека так просто не повлияешь, поэтому страшные истории про то, как разлучница разрушила великую любовь, уводя не желающего уходить мужчину из счастливой семьи, не особо обоснованны, просто очень утешают покоцанное самолюбие.

Женщины затем бегут привораживать обратно, в запоздалой попытке все переиграть. Обычно рассказ их о прошлых отношениях отнюдь не полон радости: в самом лучшем случае отношения просто «были». Желание вернуть ушедшего часто вызывает искреннее недоумение, потому что приворот не меняет людей, они не становятся волшебным образом внимательными, вежливыми, сексуальными и подтянутыми, не начинают вдруг убирать за собой. Просящие часто путают создание связи с комплексным изменением личности в лучшую сторону. Просьба о привороте ушедшего партнера обычно в основе своей имеет заниженную самооценку, неуверенность и желание это дело поправить за счет внешнего вмешательства (то, что вмешательство сделано чужими руками, а не за счет собственной ресурсности, в этот момент не кажется важным). И порой чем больше ушедший вел себя как чмо, тем больше тяга приворожить, чтобы отыграться.

К слову сказать, сами колдуньи так редко для себя привораживают партнеров в режиме «ударить по голове» как раз из-за здорового инстинкта: если человека можно приворожить, значит, он не видит сквозь наводимые иллюзии и не способен распознать, что с ним происходит. Значит, он слаб, значит - не пара. У редких колдующих мужчин (их значительно меньше, нежели женщин) работает схожий принцип: рядом становится равный.

Проблема бывает не в привороте как таковом, а в исходниках и в том, что кажется, будто он позволяет сделать из ничего что-то замечательное, будто это решение проблемы - и то, что служит подспорьем на первом этапе отношений, используется как панацея от всего или не убирается вовремя, когда становится уже не нужно. Так же медицинский шов может помочь срастись живой ткани, после чего его снимут, но с его же помощью можно пришить к грязной ране кусок грязной тряпки. Действие одно и то же, исходники и цели - разные.

Проблема многих жаждущих любовной магии вообще в том, что они в принципе не видят, с кем они могли бы создать отношения, партнерство с кем было бы им комфортно. Приоритеты личного комфорта бывают верно расставлены у единиц. У большинства – каша в голове и готовность пожертвовать чем угодно ради обладания статусом.

В качестве аналогии: можно притащить в дом льва или тигра, но его жизнеобеспечение выльется в гораздо большую сумму, нежели сама покупка. Он не нужен в квартире владельцу ни за чем, создает кучу проблем, но… красивая зверюга. Точно так же никто не потащит корову жить на балкон, но когда речь идет о притягивании в жизнь конкретного человека, с которым упорно не ладятся отношения, или привлечение гипотетического человека с длинным списком положительных качеств, об этом мало кто задумывается. Если и задумывается, то это делается с таким серьезным выражением лица, что весь эффект сводится на нет – какой интерес и какое влечение там, где нет игры и легкости? Те же, кто трезво оценивает себя, свои возможности и свои претензии, и попутно не растеряли здоровый азарт и способность играть, умеют ворожить интуитивно и обычно достаточно сильны и чутки, чтобы не только создать партнерство, но и развить его, превратив в цветущий город-сад и не покалечив при этом ни себя, ни других.

Любая магия – в том числе и любовная – работает с тем, что есть. Мы не создаем новое на пустом месте. Чтобы создать связь, нужно иметь то, из чего ее можно создать; чтобы вызвать влечение, нужно, чтобы человек был так или иначе привлекателен. Обычно же жаждущие этих воздействий имеют в виду создание чего-то прекрасного, при том что исходники совершенно к тому не располагают (а за них принимается что-то совершенно постороннее: например, количество смс-ок в день в первый месяц случайной связи). Это почти всегда «сделайте так, чтобы я стал другим человеком» или «сделайте так, чтобы он(а) стал(а) другим человеком». Другим человеком никто не станет; можно многое изменить в себе, но это требует годы, потому что человеческая личность меняется комплексно. Если же нужно здесь и сейчас, имейте дело с тем, что есть здесь и сейчас и воздействуйте точечно.

Качественная любовная магия начинается с трезвого взгляда на себя, отбрасывания амбиций и понимания, что тебе нужно: все люди разные. С понимания, что нужно другому человеку. На стыке общих потребностей и рождается взаимный интерес, который можно раздуть во влюбленность, которая затем может перерасти в любовь или дружбу – еще одну форму любви.

(с) Зау Таргиски, 2015

 

Если Вы вышли на эту страницу из поисковика и не видите левый фрейм с меню, выйдите на главную страницу сайта.