Если меню слева не видно, выйдите на главную страницу

О своем и чужом

«Вы обладаете только тем,
Что невозможно потерять при кораблекрушении».
(Имам Аль-Газали)

Кто хоть на миг не пытался представить, что он – это другой? Что он круче, сильнее, красивее и смелее, чем на самом деле? Наверное, все. Дети играют и становятся на время космонавтами. Мы – тоже дети, мы тоже играем, и наши игры столь же искренни. В своем стремлении быть кем угодно другим, только не собой, мы творим себе миры и забываем в итоге, кто же мы есть изначально.


Это может длиться не одну жизнь. Мы пытаемся получить где-то силу, власть, могущество, возможность сыграть не «свою» роль, и платим за это – ведь ничто не дается даром. Но глоток силы, могущества и власти лишь на мгновение реализует наши мечты, а потом, чтобы сладкий дурман не ушел, мы снова и снова платим – так платят за наркотик. Ничто так не пугает нас, как возможность очнуться и увидеть, что все это было сном. И тогда нас можно использовать – как угодно. Наши иллюзии стоят очень дорого.

Мы часто убегаем от себя – убегаем в игру. Магия тоже может стать такой игрой, таким способом убежать – убежать от своих реальных возможностей и реальных проблем, объяснить свои вполне человеческие проблемы нечеловеческой сущностью. Мы смотрим на то, какими бывают другие, и пытаемся – «так же». При этом когда кто-то из наших знакомых хочет автомобиль «такой же как у…», мы замечаем это и называем «человеческими заморочками», но когда мы лезем из кожи вон, чтобы обрести «способности как у…», мы этого не замечаем .

Проблема в том, что мы привыкли к «вертикальной иерархии», в которой действует принцип «чем больше, тем круче». То есть жрец в этой системе, несомненно, лучше своего ассистента, который до его уровня «не дорос». Мы привыкли карабкаться выше, потому что именно своим положением на вертикальной лестнице – положением относительно других – мы определяем, кто же мы есть.

А есть другая система. Не вертикальная, а горизонтальная. В ней не надо никуда лезть, никуда карабкаться и «стать лучше, чем», потому что в ней этого «чем» не существует. Если отталкиваться от этой системы измерения, то каждый ценен именно тем, что он является собой.

Наверное, понять это очень сложно, это надо прочувствовать, увидеть самому. Мы принимаем самоценность индивидуальности как банальную истину, понимаем ее мозгами, но, как показывает практика, редко кто ее принимает на самом деле. «Ну, конечно,» – соглашаемся мы, – «Главная ценность – это моя индивидуальность», и тут же начинаем эту индивидуальность рисовать, стаскивая в нее обрывки когда-то увиденных и понравившихся образов, создаем себе шкурку из обрезков открыток. Техника снятия матрицы может быть полезна, если вам нужно на время суметь что-то в себе преодолеть, но мы погребаем себя под ворохом этих матриц.

И – зависть. Мучительная, гложущая зависть к тем, у кого есть, как нам кажется, то, чего нет у нас.

Однако то, что у других есть якобы то, что нам нужно как воздух, а у нас этого якобы нет – иллюзия. Мы на самом деле завидуем чужой самости, чужой неуязвимости, чувствуя, что сами мы уязвимы. Ведь достаточно отнять то, что нам дадено извне, чтобы мы остались наедине со своим кошмаром: с отсутствием себя.

Как можно понять, что ты убегаешь от себя?

1. Тебя пугают, раздражают, вызывают противление предположения других о том, что тебе не присущи те качества, которые ты рисуешь как свои.

2. Ты устаешь – морально или физически, или и то и другое вместе, – выполняя какие-либо действия, работу, нося какую-то маску, проигрывая какую-то роль. Работа стопорится и не идет дальше.

3. Ты ощущаешь растущее напряжение – в себе и в окружении.

4. Ты испытываешь раздражение от «повседневной жизни». Взамен ты рисуешь себе сказочные миры, в которые уходишь с головой.

5. Ты не представляешь себя вне какого-либо круга или образа деятельности. Ты не мог бы заниматься чем-либо иным, общаться с другими людьми или нелюдьми, говорить на иные темы.

И бывает так, что в поиске себя мы падаем в бездну. Свою личную бездну.

Каждый проходит свою бездну сам – есть точка до этой бездны, до которой с нами может кто-то дойти, и есть точка после этой бездны, от которой с нами рядом вновь может появиться кто-то, но сквозь эту темноту и пустоту мы можем пройти только сами, в одиночку. И в этой бездне нам кажется, что – все. Нам кажется, что мы теряем в этой бездне себя.

Бич тех, кто склонен к депрессии: одиночество. Один в четырех стенах. Как-то я задумалась над странностью приступов депрессии: с одной стороны, требуется чье-то общество, вплоть до того, что ты включаешь телевизор, чтобы «кто-то говорил». Однако если предложить «чье-то» общество, ты, скорее всего, откажешься. Если проблема только в одиночестве, то должно быть абсолютно все равно, где ты и с кем общаешься. Если ты отказываешься от куска хлеба, значит, ты не голоден. Но голод явственно чувствуется. Так чего не хватает?

А ответ прост: не хватает той обстановки и тех, кто создавал образ тебя. Мы определяем, что же мы есть, по тому, в каком мире мы обитаем. Мы создаем мирок и делаем его единственным. И зависим от него, потому что мы, в нашем понимании, это когда «я называюсь вот так, а вокруг меня – вот этот, этот и этот, и они относятся ко мне так-то».

Стоит исчезнуть тому, что мы тщательно установили в виде декораций, как исчезает образ себя. И именно по этому образу мы начинаем испытывать голод: ведь без него нет нас.

Так вот, когда нам страшно в четырех стенах и изнутри накатывает пустота, эта пустота – пустота внутри нас. Мы, оставшись наедине с собой, остались наедине с пустотой, и судорожно ищем, чем бы ее заполнить. И снова пытаемся заполнить ее чем-то извне, в то время как по-настоящему заполнить ее можно только изнутри.

***

Дивная карта есть в Ошо Дзен Таро – двойка Ума, «Шизофрения». Она описана так: «Человек на этой карте позволяет по-новому взглянуть на старую поговорку «разрываться между двумя крайностями»! Но мы оказываемся именно в таком положении, когда привязываемся к нерешительному и двойственному характеру ума. Должен ли я отпустить руки и упасть вниз головой, или отпустить ноги и упасть вниз ногами? Идти ли мне туда или сюда? Говорить ли мне «Да», или «Нет»? И какое бы решение мы ни приняли, мы всегда задумываемся, что бы было, если бы мы выбрали другое решение. Единственный путь выйти из этой дилеммы – это, к сожалению, отпустить и то и другое одновременно. Вы не можете найти выхода из нее, решая это, составляя список за и против, или любым другим способом, исходящим из вашего ума. Лучше следуйте своему сердцу, если вы можете его найти. Если вы не можете его найти, просто прыгайте – ваше сердце начнет биться так сильно, что вы безошибочно узнаете, где оно!»

Бывает, что ты не уверен: твое или нет. Известный способ, чтобы определиться – отпустить. Твое вернется. А отпуская, мы переживаем этот процесс полностью, искренне и глубоко переживая утрату. Веря в то, что оно – отпускаемое – не вернется никогда.

Нам кажется, что мы теряем себя. На самом деле это неправда. Себя мы не теряем, ведь все, что можно потерять, – не наше. Мы теряем привычный образ себя и привычные нам мерила, с помощью которых мы определяли, что же мы есть. Наши мирки – такие Единственные и такие Уютные – вдруг перестают существовать. Мы теряем опору – опору вовне. Источник наших утрат – вовне. Нечто внешнее нашло отклик внутри. Нечто внешнее перестало существовать, и с этим внешним исчезло что-то внутри. Мы теряем то, что можно отнять, внутреннее же, истинно наше отнять невозможно.

Свое – это то, утратой чего нельзя шантажировать.

Памятка:

1. Никто не может отнять то, что есть ты.

2. Нет пустоты вокруг тебя, есть пустота внутри тебя.

3. Если ты желаешь кем-то быть, ты этим являешься. Если ты желаешь кем-то стать, ты им станешь – в свое время, когда ты, именно ты этого пожелаешь. Ты никогда не станешь тем, кем ты не желаешь быть.

4. Не бывает, чтобы тебе что-то недодали от природы. Бывает лишь нежелание или неумение принять то, что есть.

Когда мы понимаем это, мы проходим критическую точку в своей личной бездне.

***

Самое пугающее переживание, наверное, в этот период – когда мы не видим своего будущего. Мы вдруг перестаем что-то видеть, а это пугает, нам кажется, что раз мы его не видим, значит, его нет. Будущее, на самом деле, есть, а не видим мы его в этот период не столько потому, что оно очень неопределенно, сколько потому, что выпадаем из паутины мира, лишая себя опоры, желая услышать биение своего сердца. В этой бездне мы выпадаем из существующих связей, нити, державшие нас, больше нас не держат, и – картины мира больше нет. А будущее видно, только если мы существуем в паутине мира.

И когда то, что ты отпустил, возвращается – а если оно твое, то оно возвращается – оно возвращается иным. Точнее, оно иначе принимается тобой. Оно перестает быть объектом сомнений. Ты даже не удивляешься ему. Оно просто принимается, принимается спокойно. Ты не боишься это потерять. Оно перестает зависеть от того, где ты и с кем ты – то есть перестает зависеть от внешнего. Ты перестаешь носиться с этим как с писаной торбой. Ты перестаешь доказывать, что это у тебя есть – себе и другим. Когда есть уверенность, нет желания доказывать. И еще это нельзя отнять. Тогда приходит дивное ощущение спокойствия.

Больше не важно, называешься ли ты. И ты не волнуешься из-за того, стоит ли кто-то выше или ниже тебя «на лестнице», делает ли что-то быстрее или лучше тебя, потому что картина мира переворачивается и ты видишь, что каждый занимает свою нишу.

Мы достигаем того, что нужно нам, и того, что мы желаем. Не бывает так, чтобы мы желали и искали бы это что-то, и не нашли. Если к тебе не приходит что-то, значит, ты не желаешь этого. Или у тебя уже есть то, чего ты желаешь, а ты этого не видишь. Но, к сожалению, никто не может дать тебе это свое, – оно не было бы твоим, если бы его можно было дать извне.

Удачи в поисках.

(с) Зау Таргиски

Если Вы вышли на эту страницу из поисковика и не видите левый фрейм с меню, выйдите на главную страницу сайта.