Если меню слева не видно, выйдите на главную страницу

Сказки руны Гебо: Пуговица

Стайка первоклассников носилась возле школы с гиканьем и визгом. Девочка, светловолосая, с короткой взлохмаченной «мальчишеской» стрижкой, вышла на улицу, щурясь на солнце. За плечами был рюкзак, на вид больше нее самой по размеру. Она постояла у дверей, явно раздумывая, не присоединиться ли ей к сверстникам. Затем обвела взглядом школьный двор и увидела под деревом мальчика из соседнего класса. Он сидел мрачный, угрюмый, нахохлившийся, уставившись в землю. Она постояла и решительно двинулась к нему:

- Привет!

- Ну привет, - насупленно ответил он.

- Ты чего тут один сидишь?

Он насупился еще больше, и она села рядом на рюкзак:

- Ну, давай, рассказывай. Я никому не скажу, честное слово! Мама говорила, что если кому-то расскажешь про неприятности, они становятся меньше.

Он посопел.

- Мальчишки дразнятся. Я отжаться не смог, а они смогли. Говорят, что я слабак. А я не слабак, не слабак! Я до лета знаешь сколько раз отжимался? Тридцать раз, вот! Но я за лето отвык просто…

Голос его сорвался и задрожал, грозя вот-вот перейти в слезы, и он, зашмыгав носом, размашисто вытер нос рукавом.

Она вздохнула:

- Да, меня тоже, бывает, дразнят. Я иногда даже плачу. Ты не расстраивайся, у тебя наверняка все получится в следующий раз, - она помолчала и добавила, - Знаешь, чего? У меня тут… вот… смотри…

Она порылась в кармане и вытащила оттуда черную, старую, потертую пуговицу.

- Это чего?

- Пуговица. Я ее нашла однажды возле школы. Меня тогда в игру брать не хотели, а как я пуговицу нашла, сразу взяли. Знаешь, я думаю, она… счастливая.

- Ух ты!

Они посидели, благоговейно разглядывая пуговицу, которая может принести столько счастья.

- А когда я отвечала у доски и забыла, что говорить нужно, я ее в кармане потерла и сразу вспомнила.

- Точно счастливая.

- Точно.

Они помолчали еще.

- Давай, я тебе ее подарю, - сказала она.

- А ты как же?

- Ну, - сказала она, - Она мне уже пригодилась, у меня уже есть друзья. Мне кажется, она тебе сейчас нужнее… В общем, просто возьми и все.

- Ну, спасибо, - расплылся он в улыбке.

- Все, пока, меня мама зовет! – и она убежала.

***

- Десять, одиннадцать… двадцать… тридцать… сорок…. – мальчишки почтительно выдохнули, и он встал с пола.

- Ну, ты крут!

- Клево!

- Где ты так научился?

- Да отец научил, - ответил он небрежно, чтобы сразу понятно было: отец научил столькому, что эти сорок отжиманий – просто капля в море. Смотрите, завидуйте, трепещите!

- Во даешь.

А он незаметно нащупал рукой в кармане кругляшку. Счастливую черную пуговицу.

***

Моросил мелкий дождь, стояла пасмурная весенняя погода, снег стаял ровно настолько, что было ясно: весна пришла окончательно, но до лета еще далеко.

У решетки школы, где-то за деревьями и кустами, тихонько шмыгала носом девушка лет пятнадцати, и по тому, как она даже не пыталась раскрыть зонтик, чтобы спрятаться от дождя, и по тому, как она сжимала в кулаке мобильник, все было понятно. Она стояла и ждала, когда все разойдутся, чтобы не выходить одной, потому что все знали: ее обычно провожает парень из одиннадцатого класса, а тут, увидев ее в одиночестве и с красными глазами, все сразу догадаются, кто кому дал отставку.

Все вместе это - и отставка, и взгляды одноклассников - было бы настолько невыносимо, что она решила переждать, чтобы незаметно улизнуть.

Он, все же усмотрев ее за деревьями, осторожно подошел к ней и протянул ей платок:

- Чего, не придет?

Она мотнула головой и вцепилась в платок молча, чтобы не расплакаться совсем: еще не хватало! Он постоял, поглядывая на двери школы, из которых выходили их одноклассники, и решительно сказал:

- Давай, я тебя провожу.

- Думаешь, я помру от горя по дороге?

- Ну, просто все увидят, что мы идем вместе. И он наверняка увидит. И тогда это не так обидно, - он помолчал и добавил, - Дурак он. Ты не расстраивайся.

- Спасибо, ты хороший друг, - она улыбнулась сквозь слезы, которые начали потихоньку высыхать.

Она представила, как выходит со двора школы не в жалком одиночестве, как наверняка ожидают, а гордо и с другим, и против воли фыркнула.

- И знаешь, у меня тут кое-что есть… - он, улыбнувшись, порылся в кармане, достал оттуда что-то и вложил ей в ладонь.

Она разжала пальцы.

На ее ладони лежала старая, черная, замызганная и потертая счастливая пуговица.

(с) Зау Таргиски

 

Если Вы вышли на эту страницу из поисковика и не видите левый фрейм с меню, выйдите на главную страницу сайта.