Про потерявшуюся девочку

Дети есть не только у людей, и не только у людей дети теряются; так случилось и с этой девочкой из нечеловеческого племени: она потерялась и даже сама толком не знала, как это произошло. Сколько она ходила по чужим мирам, пытаясь вернуться домой, трудно сказать, ведь дети иначе воспринимают время и то, что произошло совсем недавно, кажется им далеким прошлым. Она блуждала в мирах, где было много разных существ, и однажды забрела в такое место, которое в человеческих сказках назвали бы «темным-претемным лесом».

А в этом лесу жила-была… ну, назовем ее ловчей. Хотя это не  порода и не национальность, а как бы род занятий: ловчая умела находить и ловить, идя по следам, оставленным теми, чье время уже истекло, и для нее эта охота была не способом наесться, а интересным делом, вроде любимой работы у людей. В этом мире и этом месте было что-то вроде сумерек и волнения смутных потоков, наполненных запахами. Запахи приносили ловчей знание о том, куда следует направиться в поисках, и это была одна из забав – быстрее других найти то, что испускает интересный запах. Обычно существа, попадавшие туда, были тронуты червоточинкой, будто отмечены.

И однажды она услышала кончиком уха "звоночек", почуяла запах чего-то очень живого, здесь, совсем рядом. Она ли нашла этот сгусток жизни, или этот сгусток потопал на издаваемый ею звук, но они каким-то образом столкнулись и оба, кажется, удивились. Это был ребенок, девочка, и она светилась. Обычно от ловчей пытались убежать, и тогда было весело догонять или хотя бы припугнуть вслед, но девочка почему-то не испугалась, а обрадовалась. И первое, что она сделала, это коснулась своей мыслью сознания ловчей примерно так же, как маленькие человеческие дети трогают за ухо кошку - только трогают не больно, а гладя. И от этого неожиданного приветствия ловчая вдруг поняла, что это существо не только невозможно съесть, но что именно ее она, наверное, и искала очень давно и вот нашла: что-то очень важное, мгновенно узнаваемое.

- Ты кто? – спросила девочка. Она была ребенком, она пахла ребенком, ребенку было страшно и неуютно в «темном лесу», но сейчас ему было интересно, как будто он долго ходил, плутал и вдруг нашел огонек, - У тебя уши!

То, что обрадовало девочку, было не совсем ушами – это был привычный способ общения, но ловчая давно не видела кого-то, кто удивился бы им и обрадовался.

А ребенок все не отпускал «ухо», и это было приятно.

- Ты совсем не говоришь?

- Говорю, - неожиданно для себя отозвалась ловчая, – Ты откуда здесь?

- Я потерялась, - ребенок был уставшим и грустным, - Я не могу попасть домой. Я хочу домой, но там оно, и оно меня не пускает. Я его боюсь.

Оно было большим для ребенка, и для ребенка, наверное, опасным и страшным; но для ловчей – просто чем-то вроде большой и злой собаки, которой можно пригрозить или помериться силами, если та решит наброситься.

Девочка говорила, не пытаясь подчинить или заклинать, не пытаясь убежать или перехитрить; она была слишком мала для этого. Она смотрела, как смотрят все дети на удивительное и не внушающее тревоги, и хотела общаться.

И, может быть, именно это и было важно. Тогда ловчая проглотила вставший в горле комок и сказала:

- Пойдем со мной, маленькая. Я его не боюсь.

Рука девочки доверчиво легла в ее… руку? лапу? И хотя ловчая не была особенно большой или взрослой, она поняла, что теперь она – большая и взрослая.

И они пошли.

***

Это не сказка, а быль. Много есть миров, и множество разных существ их населяют. Если вдруг тебе попадется когда-нибудь кто-то страшный на пути – не бойся; страх сделает тебя не сильнее, а уязвимее. Вместо этого найди чужое сознание и коснись его, так ты скажешь: «Мы с тобой одной крови – ты и я» - и спроси: «Кто ты?». Обращайся к чужому разуму, а не к своему страху: с разумным можно договориться.

(с) Зау Таргиски

 

Если Вы вышли на эту страницу из поисковика и не видите левый фрейм с меню, выйдите на главную страницу сайта.