Если меню слева не видно, выйдите на главную страницу

Манназ

Давным-давно, когда великаны еще по земле ходили, там, где сейчас леса, высились голые скалы, стояла в укромном месте посреди каменных утесов маленькая деревушка.

Жили они себе, не тужили. Скот пасли, что росло – то сеяли, шкуры козлиные в долине меняли на еду да на пиво. Но вот как-то приключилась беда: прибежали пастухи с далеких пастбищ, да сказали, что мол, движется к ним войско чужое, многочисленное. Внизу в долине уже пожгли все, кого не убили – тех в полон забрали, и вот к ним поднимаются. Вот уже топот их слышен.

И вышел тут вперед парень один, да и пошел к выходу из деревни, – а там проход был широкий в скале, будто ворота каменные. Вот и встал он прямо перед проходом. И увидели люди диво дивное: вмиг вырос парень, на глазах прямо, как дуб стал, головой до верхушки скалы достает. Одной ногой в одну скалу упирается, другой - в другую, и руки на груди скрестил: ни пройти, ни проехать.

Подъехали чужие воины, посмотрели, подивились. Но не трусы они были – их видом великана не напугать было. Начали они в него стрелы пускать, да ножи метать; градом стрел да ножей осыпали – а попусту: ровно в скалу метили. Как от камня, отскочили ножи да стрелы. Подождал великан, подождал, да и двинулся на них. Кого на месте не уложил, те сами убежали, хоть и не трусы были.

Так и спас он деревню, да людей, в ней живших. Парень-то прежним стал, – ну, разве что чуть шире в плечах, да ростом чуть повыше…

А на воротах в скале с тех пор рисунок появился: как присмотришься, будто великан стоит, одной ногой в одну скалу упирается, другой – в другую, и руки на груди скрестил. И стали этот рисунок на домах рисовать да на воротах – чтобы дом свой оградить от лихих людей.

(с) Зау Таргиски

 

Если Вы вышли на эту страницу из поисковика и не видите левый фрейм с меню, выйдите на главную страницу сайта.